Поэтические сборники (Гумилев Николай)

Что может быть лучше? Мост над обрывом то шире, то уже, Музыка-ветер, танцуют - души Танец над бездной меня снова кружит Игры с огнем, прогулки по краю Я по земле не иду - я летаю! Что впереди - знать не желаю, Делая шаг - глаза закрываю Пусть ужасаются - да, я не думаю! В венах моих не кровь, а безумие Ночью скольжу я дорогами лунными И не желаю быть самою умною.

Читать онлайн «Божественная комедия в цитатах и афоризмах»

Страх Рассказ Полной уверенности у меня не было. Возможно, всё случившееся в тот роковой день явилось не более чем последним звеном в череде событий, никак между собой не связанных и не имеющих между собой ничего общего, совершенно случайным образом оказавшихся втиснутыми в классическую схему жёстких причинно-следственных связей. Однако у меня были все основания полагать, что именно крах пирамиды МММ стал отправным пунктом всей этой истории.

Пирамида рухнула в считанные часы и погребла под своими обломками надежды и чаяния миллионов облапошенных вкладчиков.

Я, словно лист, затрепетал тогда. А рядом с ним возникла волчья морда. Песнь 2. «Без страха я скольжу над этой бездной, —. Сказала Беатриче, – но.

И для чего сюда Спешишь, в обитель скорби, плача, стона? Зачем с пути к вершине вечных благ Под золотым сияньем небосклона Ты вниз свернул, коль сам себе не враг? И приведи к священным тем вратам, Где стережет обитель душ прекрасных Пресветлый Петр. Песнь 1 Я в темный лес забрел и заблудился. Назад закинув голову, он гордо Шел на меня. Я, словно лист, затрепетал тогда. А рядом с ним возникла волчья морда. Оно и сбросит в пропасть, может статься.

Я ожил и с тобой пуститься в путь Готов, от нетерпения сгорая.

Недаром про него молва идет, Что тяготит его пороков бремя… Грехами их себя не оскверни. Уже, мой сын, недалеко то время, Когда слепцы очнутся, и они Начнут тебя просить о возвращенье И даже восхвалять в иные дни, Но бесполезны будут их моленья. Пусть фьезольские толпы, как скоты, На месте мрут, не зная сожаленья, Коль помыслы их злы и нечисты.

Стрелки часов замирают: Над дырами времени: Вижу себя я: В неведомом, Без тени: Надежды, без страха: Ее потерять: Мы скользим: По зловещим.

Была сначала глубока Та мгла, что обступала плотным кругом Но вот уже расщелина близка. Протиснулись в нее мы друг за другом. И я просвет увидел в глубине И вдруг, качнувшись в воздухе упругом, Из мрака звезды просияли мне. К нему неприменимы сдержанные оценки и осторожные характеристики; он — титан, гений, создатель творений, которые вызывали восхищение, доходившее до поклонения уже среди со временников, а в особенности — у последующих поколений.

Мо жет быть, нагляднее всего уникальность его личности и таланта сказалась в том, что он, заплатив сполна трагедией собственной жизни дань жестокой и страстной эпохе, сумел создать произведе ния, которые сформировали итальянский язык в его современном виде, на долгие годы определили пути развития итальянской лите ратуры, а европейскую культуру обогатили немалой толикой бес ценных сокровищ, которыми она по праву гордится спустя мно гие сотни лет.

Данте Алигьери родился в мае года в древнем городе Флоренция, расположенном в Центральной Италии. Точная дата В Т его рождения неизвестна; в те времена еще не была восстановлена античная традиция вести подробные записи событий граждан ской жизни.

Божественная комедия в цитатах и афоризмах

Оно и сбросит в пропасть, может статься. Я ожил и с тобой пуститься в путь Готов, от нетерпения сгорая.

О, я изведал даже страхи, Несоприродные душе! Я Теперь скольжу, мокрей мокрицы, По острой кромке бытия. Смешались языки, но вывод страшен - И все теперь без словаря поймут, Что А с этой беготнею комедийной Не отдышаться и в предгорьях Анд. Что А над Атлантикой полет так долог.

Внизу в камнях бурлит стремнина С кипящей пеной из воды. От страха сердце замирает То в ритме бешеном стучит. Там удержаться невозможно, Но это сон, и мне спокойно — О скалы я не разобьюсь. Парю в ущелье, словно птица, На воздух крепко обопрусь. И мне ничуточки не страшно — На землю плавно опущусь. Ведь в жизни тоже так бывает: Мы перед выбором стоим, И хочется шагнуть над бездной, Но очень страшно, нету сил. А если всё без вариантов, И остаётся лишь прыжок,.

Ваш браузер не поддерживается

У вас нет прав на редактирование этой страницы по следующим причинам: Эта страница защищена для предотвращения её редактирования или совершений других действий. Вы можете просмотреть и скопировать исходный текст этой страницы:

Здесь Вы можете читать полную версию (весь текст) онлайн без Я человека встретил под горою — «Без страха я скольжу над этой бездной, —.

Но даже там, где канет звук на дне, Не совладав с полночной болью жгучей, Произнесу: Недаром мои беды так живучи. В каком огне отныне мне гореть, Чтоб восставать очищенной из праха, Чтоб поднимались предо мною впредь Ступени правды - не ступени страха? Ступени правды - к тайнам всех голгоф… Я наступаю на живые плиты. И страх во мне лишь за мою любовь За тех, кто гибнет без моей защиты Во все века, Как мраком их не засть.

Средь всех, прошедших этими веками, Мне ль , женщине, не знать, что значит страх, Когда кумир творила я ночами? Мне ль, женщине, не знать, что значит страх, Когда ночной звонок трещит в прихожей, И после, после ни в каких мирах На тех, любимых, не найти похожих? И мне ли, смертный и бессмертный путь Ведя туда, где новой драмы вымах, Все страхи мира не принять на грудь, Всем любящим спасая их любимых?

«Божественная комедия в цитатах и афоризмах» — Данте Алигьери

, 16 октября года 3: Что-то древнее есь в повороте Мертвых крыльев, подогнутых вниз. Я не ищу земного счастья, Ножить без твоего участья, Как жить без сердца, мне нельзя На голос твой я сердцем отзовусь, На верность - верностью отвечу. Ты далеко, но я тебя дождусь, Хотя и много времени до встречи Очень я тебя люблю, Взгляды твои как воздух ловлю, Твои глаза меня теплым баржатом ласкают, Я люблю тебя, пусть все об этом знают!!!

"Без страха я скольжу над этой бездной,-сказала Беатриче, -но, поэт,дерзну тебе я дать совет полезный: Поверь-когда подлых мыслей нет, Нам.

Я сон, я брег арктического моря. Я принял взгляд извне. Я отворил в себе исток игры. Мне ведомо Акации цветенье. Я различил в движенье постоянство. Я не ищу пред небом оправданья. Я властен жечь и созидать миры.

Венок сонетов

И с этих пор Она передо мною, как живая: Высокий лоб, незамутненный взор. Их доля превратилась в прозябанье, И здесь, в позорной наготе своей, Они пошли, ничтожные созданья. Я — правосудье высшее Творца,.

духов, над этой бездной безымянной, покров наброшен златотканый». Т. е. .. Я медленно скольжу по спи- не ниже и Я смотрю бездну неба и стараюсь забыть о без- смотрю только вверх – и страх мой пропадает.

Расшифровать спрятанные в ней символы и аллегории пытаются философы, математики, лингвисты, историки и просто любители тайн. В этой книге собраны самые важные, ключевые моменты, которые позволят погрузится в увлекательный сюжет! Алигьери Данте Божественная комедия в цитатах и афоризмах.

Первый сонет Николая Гумилёва

Когда в него ворвался он? Скрытный, серьезный, с постоянной насмешкой на лице. Он видит все ее ошибки, чувствует ее настроение, и придает ей силы. Он появляется, когда хочет. Он приказывает ей и ждет подчинения. Но самое пугающее то, что с каждым днем она привязывается к нему все сильнее.

О, я изведал даже страхи, Несоприродные душе! Я Теперь скольжу, мокрей мокрицы, По острой кромке бытия. А с этой беготнею комедийной Не отдышаться и в предгорьях Анд. Что проку А над Атлантикой полет так долог. Ну кто бы ты была – суди сама – Без иудейского наитья .

Первый поэтический сборник Н. Гумилёва"Путь конквистадоров" открывался стихотворением без названия, написанным в форме сонета: Я конквистадор в панцире железном, Я весело преследую звезду. Я прохожу по пропастям и безднам И отдыхаю в радостном саду. Как смутно в небе диком и беззвёздном! Я конквистадор в панцире железном. И если пет полдневных слов звездам. Тогда я сам мечту мою создам И песней битв любовно зачарую. Я пропастям и бурям вечный брат, Но я вплету в воинственный наряд Звезду долин, лилею голубую.

Этот сонет в творчестве поэта занял особое место.

Horrors of the Deep